Эта опция сбросит домашнюю страницу этого сайта. Восстановление любых закрытых виджетов или категорий.

Сбросить

Как создавать эффект «крутого парня с юмором» в романах жанра фэнтэзи.

Как создавать эффект «крутого парня с юмором» в романах жанра фэнтэзи.
Советы и наблюдением редактора: как использовать юмор для того, чтобы их герой выглядел более привлекательно и харизматично.

В последнее время у меня в работе много романов в жанре фэнтэзи.

Хочу поделиться наблюдением: многие авторы пытаются использовать юмор для того, чтобы их герой выглядел более привлекательно и харизматично. Им хочется, чтобы это были крутые парни, свирепо размахивающие астральными мечами или накладывающие на врагов жуткие заклинания, и в то же время — балагурящие и похохатывающие на привалах и  магических вечеринках. Типаж знакомый и популярный как в литературе, так и в кино.

Однако, часто неумелое использование юмора разрушает другой важнейший компонент романа-фэнтэзи – ваш УНИКАЛЬНЫЙ МИР, живущий по своим собственным волшебным законам. Если, скажем, ваш герой, маг-некромант шестого уровня, в подземном царстве призраков использовал шутку, которую вы слышали от юмориста Петросяна (что-то вроде «…если бог разговаривает с тобой – это шизофрения»),  то читатель при этом попадает на вечер юмора Петросяна.

Или, например, герой сказал: «Мать моя женщина», или «Чувствую, начинается крутой замес». Куда попадает читатель? Туда, с чем ассоциирован у него этот слэнг. Например,  в студенческую общагу. А ваш уникальный мир при этом рассыпается на части.

Если мы оглянемся на мэтров жанра — Дж. Роулинг с ее «Гарри Поттером», С. Коллинз с «Голодными Играми» или С. Лукьяненко с «Ночным дозором», — то увидим, что эти авторы сознательно выбрали для героев НЕЙТРАЛЬНУЮ ЛЕКСИКУ и нейтральную манеру общения, уместную практически для любой  обстановки.  Маг высшего уровня Городецкий в романах Лукьяненко говорит как обычный городской житель и максимум, что себе позволяет – немного самоиронии. Главные герои в «Гарри Поттере» иногда выкрикивают обычные английские ругательства, но в остальном это дети как дети.  Персонажи «Голодных игр» тоже говорят очень традиционно, и если поменять дистрикт 12, в котором живет Кэтнис Эвердин, на  планету Марс, в языке героев ничего не изменится. Автор создает СВОЙ  МИР с помощью других изобразительных средств, а диалоги и монологи использует только как инструмент для передачи информации.

Умение писать смешно и уместно нарабатывается только с опытом, поэтому я советую начинающим авторам иронизировать и балагурить очень осторожно и предельно нейтрально, то есть использовать шутки, которые не привязанны к странам, нациям, сословиям и т.п.

Ну а что делать, если шутить всё-таки хочется,  и иначе как в образе «крутого парня с юмором» вы своего героя не видите?

Есть прием, который постоянно применяется  в кинематографе, и может с успехом использоваться в книге: это создание комического эффекта за счет самой ситуации, в которую попадает герой. В этом случае улыбку у зрителя или читателя вызывают НЕ СЛОВА как таковые, а слова в КОНТЕКСТЕ, или поведение героя, не соответствующее обстановке.

Возьмем голливудский блокбастер «Защитники Галактики» (2015).  В начале фильма герой, «крутой парень с юмором», отправляется на далекую планету, чтобы украсть некий супер-артефакт. Все, что мы видим на экране, указывает на то, что там очень и очень опасно, однако герой надевает наушники, включает плэйер с диско-музыкой 1980-х годов и движется к цели, танцуя и постреливая на ходу в мелких монстров и прочих инопланетян. Танец, музыка, расслабленные движения героя НЕ СООТВЕТСВУЮТ нашему традиционному представлению о поведении человека в опасной ситуации. И именно это создает эффект «круто, но с юмором».

Или другой классический пример:

Крутые парни-полицейские стреляют, преследуя преступников, и разговаривают при этом о вчерашней вечеринке или о девушке, или о разводе с женой. То есть, опять же, эффект комизма и иронии создается за счет того, что ситуация не соответствует их разговорам.

Помните, как в культовом фильме «Терминатор» (1984) герой Арнольда Шварценеггера стреляет в другого робота со словами: «Hasta la vista, baby» («Пока, крошка» по-испански)? Комический контекст создается несоответствием: робот использует шутку, имитируя человека, и делает это в неподобающей ситуации.

Вышеуказанный прием полностью уместен и в книге-фэнтэзи. Пусть ваш маг-некромант шестого уровня  использует «нейтральные» фразы или даже шутки, но в неподходящем контексте. Так иностранцы, не зная тонкостей языка, говорят что-то не к месту. Например, «развесил уши» в смысле подслушал и т.п.   Дополнительным бонусом  здесь будет попутное «проникновение во внутренний мир героя»: читатель  понимает, что у персонажа сохранились некие воспоминания о мире людей, но всё-таки он уже не обычный человек. И что означает «развесить уши» он просто забыл.

Ещё один способ создания смешного – это мимика героя или его жесты. Например, для создания комического контекста  герой может совершать определенные повторяющиеся движения.  Или он может что-то читать в неподходящий момент, или спать, или любоваться закатами.

Удачных вам шуток, уважаемые авторы!



    • Рейтинг 3.02/5
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5

    Рейтинг: 3.0/5 (всего 46 голосов)


  • +1
  • avatar

1 комментарий

avatar
Да начнётся воспитательный процесс