Эта опция сбросит домашнюю страницу этого сайта. Восстановление любых закрытых виджетов или категорий.

Сбросить

Бисмарк и негр

 Бисмарк и негр
Пароход пересек экватор и вошел в тропики. Это был тяжелый рейс, особенно для кочегаров. Если на палубе нечем было дышать, то в кочегарке был сущий ад. И все же наш «Бисмарк» уступал в работе молодым кочегарам разве только в том отношении, что, выползая на палубу в минуты передышки, он оставлял за собой лужу пота....

  Кличку «Бисмарка» он получил за то, что густыми, грозно нависшими бровями и твердой, четкой походкой, от которой вздрагивала вся его тучная фигура, он очень походил на «железного канцлера». Столь же величественный и строгий с виду, как Бисмарк, он, однако, резко отличался от «железного канцлера» своим общественным положением. Это был самый обыкновенный кочегар, эстонец, тридцать лет прослуживший в английском торговом флоте. Он был на редкость добродушный старик. Несмотря на свой преклонный возраст – 65 лет, он был беспечен, как дитя, и когда смеялся, лицо его сразу менялось: на лоб, щеки и нос набегали веселые морщинки, глаза суживались, усы свисали, как у моржа, обрамляя широко открытый рот, а тонкий прерывающийся смех так не соответствовал всей его мощной фигуре, что нам казалось, будто во рту у него сидит козленок. Настоящий Бисмарк, вероятно, так не смеялся. Прибыв в порт, наш «Бисмарк» торжественно облачался в свой темносиний парадный костюм, надевал шляпу-котелок и генеральской поступью направлялся на берег. Выстраиваясь в почетный караул, мы говорили: «Канцлер направляется на дипломатический банкет». На банкете, который по обыкновению происходил в кабачке, наш канцлер непрочь был здорово выпить, вдоволь поблеять козленком и даже, к общему удовольствию присутствующих, потанцовать с девушками. Где бы он ни был, он всегда был душою общества. Однако он не столько пропивал, сколько раздавал деньги нищим, старым, отжившим морякам, и беседовал с ними за бутылкой виски о прошлом, о том, как сейчас живут эти старые моряки-инвалиды, чем доставлял им огромное удовольствие. Но над своей судьбой наш «Бисмарк» никогда не задумывался.

  Пароход пересек экватор и вошел в тропики. Это был тяжелый рейс, особенно для кочегаров. Если на палубе нечем было дышать, то в кочегарке был сущий ад. И все же наш «Бисмарк» уступал в работе молодым кочегарам разве только в том отношении, что, выползая на палубу в минуты передышки, он оставлял за собой лужу пота.

 – Стареем, – заметил ему однажды старший механик.

 – Ничего подобного, мистер! – воскликнул старик. – Силен, как молодой лев!

 – А это что? – указал старший механик на лужу пота.

 – Это?… Это пиво выходит наружу, – сострил старик и, умиленно сморщив лицо, заблеял козленком. Старший, криво усмехнувшись, прошел мимо, загадочно покачав головой.

 …После долгого рейса, минуя мыс Доброй Надежды, пароход наш прибыл в Дурбан.

  И вдруг случилось что-то невероятное. Вечерам мы застали нашего «Бисмарка» в самом мрачном настроении. Нахмурив брови, закрыв глаза, бледный, лежал он на койке и не отвечал на вопросы. Произошло что-то необыкновенное. Но что именно?… Молча, опечаленные, стояли мы над ним, как над тяжело больным. Но вот вошел повар, и секрет раскрылся. Повар подслушал разговор старшего механика с каким-то негром, В отличие от местных туземцев этот негр свободно изъяснялся на английском языке. Он назвал себя кочегарам и попросил работы. Старший, проверив его морской паспорт, дал свое согласие. Завтра утром негр должен сменить «Бисмарка».

 – «Бисмарка»?! – вырвался общий крик изумления.

 – Да, «Бисмарка», – подтвердил повар.

 Когда негр ушел, старший об этом сообщил ему, – кивнул он в сторону койки «Бисмарка».

 – Значит, расчет?!

 – Расчет!

 Это было оглушительно» как внезапный удар судна о подводный риф.

 Мы стояли ошеломленные… Теперь нам стало все понятно. Когда первые минуты оцепенения прошли, я тронул старика за плечо:

 – Так ли это?…

 Старик чуть кивнул головой.

 – На каком основании? Почему?

 – Я стар, – с трудом прошептал он.

 – Вот оно что!.. Что ж ты ему ответил?

 – Ничего не ответил.

 Старик считал недостойным для себя продолжать разговор со старшим. Снова наступило молчание. Его прервал сам «Бисмарк».

 – Неужели я так стар?! Я, кажется, всегда выполнял свою работу не хуже молодых, – забормотал он. – Ни одного замечания… Что же мне теперь делать? Неужели это конец?! – На лице его отразился ужас, словно перед ним неожиданно раздвинули завесу будущего.

 Эта неожиданность была тем более страшна, что старик всю жизнь был беспечен. Он никогда не думал о будущем. Он был одинок – ни семьи, ни родства. Его дом – кубрик; его семья – товарищи по работе. А теперь?… Слова утешения казались нам пустыми и фальшивыми, и мы молчали.

 – Грубо… как тряпку за борт, – не открывая глаз, шептал старик.

 Вдруг лицо его сморщилось, как от невыносимой боли, и он глухо застонал… Это было уже слишком. Мы всей группой бросились к старшему механику. Он догадался о цели нашего прихода и встретил нас настороженно:

 – В чем дело? – строго спросил он.

 – Мы насчет «Бисмарка», – с трудом сдерживая ярость, произнес я. – Вы увольняете его?

 – Да, – последовал ответ.

 – Нельзя ли узнать, почему?

 – Он стар.

 – Но это нисколько не отражалось на его работе.

 – Он не уступал мне! – вскрикнул молодой кочегар, работавший с «Бисмарком» в одной вахте.

 – В чем выражается его старость? – задал кто-то вопрос.

 – В том, что в тропиках он оставлял после себя на палубе лужу пота, – последовал ответ.

 – Но какое это имеет отношение к работе?

 – А такое… – для тропиков он непригоден. Он слаб, у него одышка, и выполняет он свою работу через силу. Он может свалиться среди океана; что я тогда буду делать с ним? Не акулой же я заменю его?

 – Я заменю! За двоих! Справлюсь! – задорно воскликнул молодой кочегар.

 Старший свирепо обернулся к нему.

 – Ты?… На девять топок? Ну, день справишься. Ну, два, три… а дальше? Да еще в тропиках… Глупости говоришь.

 – Но не подвернись вам под руку этот негр, вы бы оставили «Бисмарка», – заметил я. – Новый кочегар случайно оказался в порту.

 – Совершенно верно! – подхватили голоса.

 – Ну и что же? – невозмутимо усмехнулся старший. – Глуп тот, кто не пользуется случаем. Отвечаем за судно мы с капитаном, а не вы… Понятно?

 Но мы не хотели и не могли с ним согласиться. Мы убеждали, просили…

 – Но вы не имеете права оставить его здесь, – сказал я, цепляясь за последний аргумент.

 – Имеем, – ответил старший. – Он получит здесь расчет и, кроме того, деньги на билет на пассажирском пароходе. – Старший механик был неумолим.

  Меня отозвал в сторону здоровенный грек-вачман:[1]

 – Слушай Билль, есть еще одно средство оставить «Бисмарка» на судне.

 Я удивленно взглянул на него.

 – Надо поговорить с этим негром.

 – А что мы ему скажем?

 – Что команда не желает его и что в открытом море ему не поздоровится.

 «Это мысль», – подумал я.

 – Надо во что бы то ни стало доставить старика в Англию на этом судне, – продолжал грек, – иначе здесь, в порту, он с горя сопьется. Он и до Англии не доберется. Пропадет…

 Я кивнул головой.

 – На обратном пути мы его успокоим, да он и сам переварит свое горе. Главное – довезти его до Англии. А там видно будет.

 Я слушал, кивал головой, а про себя думал: «Он и в Англии сопьется. Он и там пропадет»…

 – Так завтра утром, как только негр появится, я тебя разбужу.

 – Ладно! – согласился я.

 Мы разошлись.

  Раскрыв настежь двери кубрика, открыв иллюминаторы, повернув в сторону ветра вентиляторы, команда улеглась спать на сквозняке.

 Но спалось плохо. Было душно, как в бане. Старый «Бисмарк» тихо лежал, повернувшись лицом к стене. Под утро я почувствовал сильный толчок.

 – Пришел, – шепнул мне на ухо вачман.

 Я вскочил и, не одеваясь, чтобы не шуметь, вышел на палубу. Было еще очень рано. Светало.

 Лазуревая синь неба сменялась серебром. Казалось, будто серебряный купол невероятных размеров плотно накрыл землю и оттого так душно и тихо. В этой тишине обнаженные тела грузчиков-туземцев, спавших на железной палубе без подстилок, казались застывшими. Среди них были женщины, дети, старики. Шагая через их тела, мы направились к негру.

 – Ты разговаривал с ним? – спросил я грека.

 – Нет… Я не решился. Он какой-то ненормальный.

 Негр и мне показался странным. Это был высокий, стройный парень, лет двадцати семи, в старом, выцветшем рабочем комбинезоне. Небольшой узелок, завернутый в тряпку, торчал у него подмышкой. Изможденное лицо его выражало усталость. С первого взгляда можно было определить, что этот негр «разбит». И разбит основательно. Все это было нам знакомо и казалось обычным. Кто из нас не бывал разбит?! Странным казалось нам только поведение негра. Он то кружился по палубе взад и вперед, то приплясывал, отбивая чечетку и что-то бормоча… И как-то странно, лихорадочно блестели его глаза. Что это? Радость безработного, после долгих мытарств нашедшего себе работу? Но что-то еще скрывалось в глубине его черных зрачков: не то это были следы неостывшей тоски, не то казалось, что человек этот вырвался из психиатрического отделения или из тюремной больницы. Не без робости подходили мы к нему: воинственный пыл наш угас.

 – Г алло! – весело встретил нас негр.

 – Галло, – смущенно ответили мы. – Что так рано? – спросил я.

 – Не терпится. Не терпится, – засмеялся негр, сверкая зубами и белками глаз.

 – Ты давно в этом порту?

 – Вот уж семь месяцев.

 – Случаем не болел?

 – Болел. – Мы отодвинулись. – Во время качки товарищ угодил мне молотком в ногу, в ступню. Начальство дало мне расчет и высадило на берег, в больницу. Лечиться пришлось у частного врача. А он, собачий сын, вымотал у меня много денег.

 – Почему не остался в больнице?

 – В больнице для местных туземцев?! Врагу своему пожелал бы я туда попасть. Не больница, а морильня. Я сбежал на пятый день. Сбежал на одной ноте… Но хорошо то, что хорошо кончается. Я снова «а работе, – заулыбался он. – А я уже отчаялся. Все пролечил, проел, распродал. Ведь у меня в Кардифе жена и двое ребят. А работать с ними, – он указал на спящих туземцев, – не только семье не поможешь, но и самому – не дай бог! Спасибо вашему старшему, пожалел меня, благослови его бог.

 – Вряд ли он благословит его, – значительно произнес я…

 – Почему? – удивленно спросил негр.

 – Потому что из-за тебя уволили старика, – угрюмо брякнул грек.

 – Из-за меня?!

 – Будто за старость… А он крепче тебя.

 – Увольняют? Здесь?!

 – И он славный малый, этот старик, – заметил я.

 – Такого в мире не сыскать, – подтвердил грек. Я хотел еще кое-что добавить, но, признаться, оробел: так резко, почти мгновенно на глазах изменился негр.

 Сутулый, дрожащий, он стал, казалось, на голову ниже и лет на двадцать старше… А глаза… Тусклые, мертвые глаза.

 – Что за чертовщина! – суеверно прошептал грек.

 – Что с тобой? – робко тронул я за плечо негра. Он шевельнулся.

 – Я ничего об этом не знал… – забормотал он упавшим голосом. – Я так тосковал по семье… думал, с ума сойду. Даже бредить начал… И так рад был, когда нашел работу, так счастлив…

 Тут только поняли мы причину неестественного, как нам казалось, поведения негра…

 Он продолжал бормотать:

 – Я не знал… Никто не сказал мне… Но если это так, я старика не обижу. Я уйду, уйду. – Он бормотал, уже спускаясь с трапа, с трудом переставляя ноги, пошатываясь, как пьяный, а мы с греком растерянно глядели ему вслед, не зная, что предпринять. Окликнуть? Вернуть? А как с «Бисмарком»? Негр уже сошел с трапа и зашагал по берегу, тупо уставившись в землю-

 – Это кто такой? – услышали мы хриплый голос над ухом.

 Мы разом обернулись. Это был «Бисмарк» в нижнем белье, босиком, с помятым, осунувшимся лицом.

 – Это тот негр? – указал он обожженным пальцем.

 Я кивнул головой.

 – Вы прогнали его?

 – Нет, мы только сказали ему о твоем увольнении.

 – Он сам ушел, добровольно, – подсказал грек.

 «Бисмарк» вспыхнул.

 – Идиоты! Ослы! Кто вас просил? Я все равно здесь до конца рейса не останусь: еще месяц, другой, какая разница… Я видеть не могу старшего механика. А главное – я стар! Я кончен! Зачем же лишняя жертва? Вы разве не видите, что этот человек скоро свалится с ног! – Старик бросил на нас уничтожающий взгляд. Он рванулся к борту. – Стоп! Стоп! – рявкнул он так громко, что спавшие туземцы вскочили, как по команде. – Вернись! Вернись! – Он кричал, звал, махал руками. – Вернись! Стоп! – Но негр уже завернул за угол огромного деревянного здания.

 – Дэм! – заволновался «Бисмарк». Он бросился к трапу.

 Я последовал за ним. Но грек, растопырив руки, задержал нас.

 – Пусти, будь ты проклят! – запыхтел старик, пытаясь оттолкнуть грека. – Пусти! Убью!

 Но грек не пускал:

 – Я догоню! Я! – И, с силой оттолкнув нас, загремел по трапу и во весь дух помчался по берегу.

 – Скорей! Скорей! – торопил его «Бисмарк».

 Грек скрылся за углом. Прошла минута, другая, третья… Старик волновался, бегал вдоль борта, ругался. Он обрушил на наши головы весь запас интернациональной брани… Он раньше никогда так не ругался. Он безумствовал. Он снова бросился к трапу. Но я предупредил его, вихрем слетев на берег:

 – Стоп! Идут! Идут!

 Вдали показались двое. Грек тащил под руку негра. Я вернулся на палубу.

 – Ну, слава богу! – отдувался «Бисмарк», вытирая старым брезентом пот с лица и головы. – Какое счастье, что я во-время вышел на палубу! Ведь он мог уйти и свалиться где-нибудь.

 Я виновато, как школьник, смотрел ему в глаза.

 – И говоришь, ушел он добровольно?

 – Да, добровольно.

 – Вот видишь! – топнул он ногой – золотой парень! А вы оба его… Эх! – укоризненно закачал он головой. – Молодежь! А впрочем, вы тоже славные ребята, только дураки… ослики… – И он заблеял козленком.

 Старик как будто пришел в себя.

 Грек и негр поднимались по трапу.

 – А ведь он и впрямь свалился, – сказал грек. – Пришлось потормошить.

 «Бисмарк» бросился к негру с протянутой рукой:

 – Галло, друг! Галло! Это меня увольняют, но ты тут ни при чем. Я с этим старшим механиком ни за какие миллионы не останусь, будь он миллион раз проклят. Я, видишь ли, не гожусь для тропиков… И он меня вышвырнул, как тряпку за борт… И потом я стар, все одно мне конец. Так что оставайся здесь, друг. Оставайся! – Старик говорил быстрее обыкновенного, как бы извиняясь. – А вы, ребята, последите за ним, будьте к нему внимательны, пока он в форму не придет, – обратился он к нам. – Он парень здоровый и оправится скоро, – похлопал он негра по плечу.

 Лицо негра прояснилось, глаза просветлели. Он выпрямился.

 – Ты что, болел? – участливо спросил его «Бисмарк».

 – Мне нечаянно молотком ступню расшибли.

 – Он уж семь месяцев здесь мается, – сказал грек.

 – Не столько болел, сколько скучал по семье. У меня в Англии семья. Семья… – с наивной гордостью сказал негр.

 – И детки? – спросил «Бисмарк».

 – Двое. – В подтверждение своих слов негр торжественно извлек из нагрудного кармана металлический футляр и вынул из него фотокарточку. – Вот, – показал он нам. На карточке изображены были молодая, добродушно улыбающаяся негритянка и две черномазые девочки с удивленными личиками. Одеты были они в белые дешевые платьица.

 – Сколько лет девочкам? – спросил «Бисмарк».

 – Вот этой пять, а этой семь. – Негр с любовью смотрел на карточку, и глаза его стали влажными.

 – Какие славные мордочки! – воскликнул старик. – Так вот и хочется пощекотать. – Он пошевелил пальцами и заблеял козленком. – Будь у меня такие внучата, я бы нянькой ходил за ними. И ничего не желал бы на свете… Так ты же самый счастливый человек в мире! Честное слово! – Лицо негра просияло. Он счастливо улыбался. – А вообще получилось правильно, – продолжал старик. – Тебе здесь место, а не мне. Мне терять нечего. Я стар и одинок. Обидно только, что вышвырнули, как тряпку за борт. – Старик снова помрачнел. Лицо его болезненно сморщилось. – Ну что ж, пошли…

 

– Минутку! – остановил его негр.

 Мы задержались.

 – Вы отсюда вернетесь в Англию? Не гак ли? – обратился он к старику.

 – Вряд ли… Все что получу, вероятно, тут и пропью. Тут же и околею… И какая разница, где пропадать, а виски и здесь тоже английское… Что ждет меня в Англии? Ни семьи, ни угла… Один конец!

 – Если вы… не побрезгуете… – заикаясь от волнения, хрипло прошептал негр, – я… я могу предложить вам угол… и… – Он не договорил. «Бисмарк» поднял брови, приоткрыл рот. – Моя жена работает в прачечной… Живем, сами понимаете, в хибарке, но там все же просторней, чем в кубрике… Жена вас примет, как родного отца… Я ей напишу. У нее и у меня родители давно померли. Вы будете нам… – Он снова не договорил и умоляюще посмотрел на нас.

 Мы поняли его и, перебивая друг друга, принялись горячо уговаривать старика. Негр благодарно кивал головой.

 – Вы доберетесь в Англию раньше меня, – снова обратился он к «Бисмарку». – Потом я вернусь с рейса… И внучата вас полюбят… – При слове «внучата» он совсем смутился. – Если только не побрезгуете… Я ведь цветной.

 Старик, который во время речи негра все шире раскрывал рот и выше поднимал брови, вдруг вскрикнул:

 – Брезговать?! За кого ты меня принимаешь?! Да я такой же цветной, как и ты. Как тряпку, за борт!.. Мы все здесь цветные! Все! – И, обернувшись к нам, он указал на негра своим обожженным пальцем. – Да он сумасшедший, этот парень! Ей-богу, сумасшедший! Он, вероятно, вправду принимает меня за самого Бисмарка или за лорда без штанов? – И он залился козленком. – Да мало ли я с вашим братом потел у топок!.. Побрезговать!.. Нет, этот парень впрямь ненормальный! – Старик продолжал возмущаться, а негр смотрел на него влажными глазами, с улыбкой на устах, смотрел так же, как на фотографию, где была снята его семья.

 Старик заметил это. Он даже вспотел и густо покраснел. И, вдруг оборвав речь, рванул к себе негра и, подняв вверх руку, крикнул:

 – Честное слово, у меня есть внучата! Есть семья!

 Он снова залился козленком, и негр ответил ему тем звенящим, заразительным смехом, как умеют смеяться только негры.



    • Рейтинг 4.25/5
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5

    Рейтинг: 4.3/5 (всего 4 голосов)