Эта опция сбросит домашнюю страницу этого сайта. Восстановление любых закрытых виджетов или категорий.

Сбросить

Метемпсихоз

Метемпсихоз
Случайно найденная книга, делит жизнь героя на несколько параллельных реальностей, заставляя его проживать каждое измерение одновременно...

Метемпсихоз

Глава первая

Не скажу наверняка, в какой именно день я обнаружил некую связь со сверхъестественными силами, но в одном могу заверить – это случилось, эмпирия взорвалась, заставляя чувствовать и обитать в нескольких жизнях разом….

Мне двадцать четыре года, семь лет из которых, я провёл в поиске своей тропы реальности; изъясняясь проще – планы на век грядущий.

Одиннадцать классов школы, беготня с документами и претензии на высшее образование, а затем, внезапно нагрянувшее желание окунуться в журналистику….

Меня отчислили со второго курса, и вместо того чтобы пробовать искать себе работу или место для дальнейшего обучения, я принялся посещать библиотеку нашего микроскопического города в надежде на бесценный опыт, способный помочь безбедно жить, а не влачить ношу бесцельного существования….

Два года я перелистывал страницы в книжных залах городишки Роял-Полис. Семь сотен дней озабоченно вдыхал новые знания и вековую пыль, которая хранила куда более интересную информацию, нежили принято считать.

Восемнадцатое июля две тысячи семнадцатого года – именно в этот день глаза набрели на красный фолиант, целиком написанный на латыни. Подозреваю, что развитие событий как раз и вызвано этим сборником, гримуаром, найти бы для него подходящее название….

Кураж взял верх, руки умыкнули книгу, а желание позволило с лёгкостью изучать латынь и читать эти странные послания, оставленные, видимо, прошлыми поколениями для общения с миром мёртвых….

Двести двадцатый год, месяц первых урожаев….

Мы вошли сквозь железную решётку в коллекторы под городом, погружаясь в зловонные останки людского быта, которые ползли вместе с потоками сточных вод. Замшелая створка захлопнулась от порыва сквозняка, и лианы, опутывающие её словно локоны девы юного искателя приключений в таверне, сокрыли свет, идущий с улицы. Мия вздрогнула:

- И вправду, место весьма зловещее! – зелёные глаза спутницы осветил мой факел, вынимая из темноты длинные угольные локоны и узкий лик молодой девушки.

- Тсс! Если это действие той магии, о которой ты говорила, то лучше бы нам быть наготове, – Эверли обнажил двуручный меч, намертво смыкая на рукоятке кольцо ладоней, облачённых в изящные, но прочные кожаные перчатки.

- Донован, а ты что думаешь? – игривый и возбуждённый взгляд впился мне в глаза.

- Ты была права. Вы, оба – не шевелитесь, там что-то есть, – острый взор заметил тоненькую нить света, тянущуюся над шелковистым полотном сверкающей грязи.

Я выудил из наплечного мешка флакон пыльцы тысячелистника и развеял прах растения по едва видимому лучу магической ловушки. Свечение почти сразу принялось отступать в бледно-зелёные камни, пока полностью не впиталась в их ледяную гладь. Эверли недовольно буркнул:

- Можно было просто перешагнуть, а не демонстрировать нам свои «навыки»! – здоровяк опустил клеймор, отводя очи в глубины катакомб.

- Слушай, Эверли, он может и преступник, но отменный надо заметить, ведь проникать на лекции в академию – не так-то просто! – Мия вооружилась коротким мечом.

- Меня вот что смущает…. Ловушка в городской канализации, - мой голос разделил эхо с треском факела.

- Легенда обретает почву. И если мы встретим тут покойников, значит, заключённые пропадают...  – девушка дёрнулась на звуки из тоннелей.

- Совет старейшин нам всё же заплатит несколько золотых! Держитесь за мной! – мускулы Эверли сверкнули в напряжении, запрокидывая стальную косу орудия наизготовку.

Я вынул из-за спины лук, молниеносно кладя стрелу в пальцы и выискивая вдалеке цель.

Хлюпанье двух одиноких ног нарастало с каждой секундой, противники множили количество, разрывая тени несвязным хрипом и звоном каких-то безделушек. Неужели тут водятся скелеты?

Факел увяз в грязи, силясь осветить хотя бы несколько метров перед собой, вены зачались огнём готовности к битве, невидимые враги близились, сотрясая стены; тетива разрезала воздух, сгибая лук – мы ожидали встречи с враждебными силами….

 

Симеон, житель подвала Гивент-Роу.

 

Симеон, житель подвала Гивент-Роу. 

Тысяча шестьсот шестьдесят пятый год, Гивент-Роу, южные степи….

Я влёк за спиною несносно тяжёлую повозку, доверху заполненную свежими трупами, насилу винимая ступни из ватной слякоти под ногами, которая словно пребывала с небес. Промокшую накидку тянуло вниз, повязка на лице мешала дышать, едкий дым с привкусом плоти неприятно щекотал лёгкие, свинцовые капли ледяного ливня перемешивали кровь с грязью – я вёз покойников к костровым ямам, дабы предать тела искомому, вернуть мёртвых опустошённой чумой земле….

«Чёрная смерть», так её прозвали наши предки, заставшие напасть осенью далёкого тысяча триста сорок восьмого года. Мне трудно наверняка провещать о масштабах сего ужаса, преследующего население от Гивент-Роу, до самых южных утёсов на протяжении уже трёх веков, но наблюдая собственными глазами происходящее, да ещё вынужденно принимая во всём этом участие, скажу – кончина настигает любого, от неё не сбежать, остаётся только молиться и надеяться на чудо….

Я шёл вдоль сваленных в кучи тел, на которых пировали крысы, мимо бродяг, толпившихся у входов в душные городские подвалы, проходил около лжепророков, проповедующих о силе молитвы и всемогуществе религии, но едва ли простые слова могли помешать ангелу смерти, ровно, как и современная медицина, способная лишь предоставить новых труповозов на замену умершим.

Ливень размывал навалы мусора, смешивался с помоями, дымом фабрик; шипел на обугленных костях недавно сожжённых, водопадом нёсся в сточные канавы, разнося зловоние и прогорклый запах самой смерти, шагающей по улицам под чёрной епанчою и сжимающей в бледных руках окровавленный серп, срезающий души плодов с исполинского древа жизни….

Колёса телеги хрустели по увязшим в месиве телам, окрашиваясь в алый цвет, а затем, противно скрипя, вновь продолжали нести на себе тяжесть умерщвлённых людей.

Собаки обнюхивали бездыханные останки погибших хозяев, завёрнутые в тряпки прокажённые, плелись куда-то, истошно стоная, растворяясь заживо, поджидая пока дождь, смоет с них заразу, лелея скорое избавление….

Я без труда выбрался за городскую стену, оставляя позади пустующие ворота и одинокого стражника, который перекрестился при моём появлении, а затем спрятался в сторожке, коротая вечер под пламенем свечи с бутылкой дешёвого вина.

Ремесленные мастерские не освещали улицы вспышками искр из раскалённого горна, не вывешивали выдубленные на скорую руку шкуры, энергичные портные не сновали вокруг знатных особ – тишина, изредка терзаемая стонами. Подмастерья лежали у дверей, мастера навсегда заперлись в своих покоях, одинокие фигуры чудом не заражённых стариков плутали в тенях по углам, труповозы понуро возглавляли экипажи смерти, готовясь сгинуть, прощаясь с родными и близкими, которых уже не было в живых….

Спустя час времени, я оказался у вырытого заключёнными рва, подле коего, находились клирик и два несчастных, взявших на себя обязанность влачить умерших к ямам. Чёрный капюшон служителя испустил пар в холодный воздух, и заговорил:

- Вижу, вы всё ещё живы, Симеон? Похвально, весьма приятно видеть вас в этот момент рядом с собою, - священнослужитель поклонился.

- Извините, но  мы не представлены. Кроме того, я всего лишь второй день на службе, - ответил я, потирая ссаженные ладони.

- Церковь более не проводит службы – закрыли, так что смело можете называть меня Габриэль, - собеседник показал лицо пожилого человека.

- Я видел вас, двумя днями ранее, на площади. Это вы читали молитву над телами? – мой голос дрожал от хлада.

- Как можете видеть – я продолжаю это делать. Смерть нынче частая гостья, поэтому недостатка в молитве нет, - Габриэль улыбнулся.

- В первый день я собирал только своих родных, близких, знакомых, а сейчас…. Знаете, у меня нет времени оплакать кого-либо, и сбежать из города я не могу. Я зрю, как они все умирают – люди, которых вижу впервые, и жду, понимаете, я, словно ожидаю очереди, - звуки моей речи подхватывались дождём.

- Симеон, давайте же закончим на сегодня. Эти двое, пять отправились восвояси и вы – последние трупозы в городе, а умерщвлённых – тысячи. Я прочитаю последнюю на сегодня молитву, и можем отправиться к фермам, так как там ещё возможно дышать, - визави сложил руки на груди.

Я подтянул телегу к краю обрыва, открыл пропитанный кровью борт и опорожнил её, вываливая тела в чёрную пропасть, над которой ещё клубился дым. Щуплый носильщик обильно вымочил в масле кусок материи и швырнул её сверху, а клирик, зажигая факел, предался молитве. Я принял из его рук светоч, окропил огнём покойников и медленно двинулся к горизонту, укутываясь насквозь промокшей накидкой и слыша как сзади, раздаются слова священника, оставленного всеми наедине с треском пламени, жадно обгладывающим кости сражённых чумой жителей….      

 

Донован, завербованный Советом преступник….

 

Донован, завербованный Советом преступник….

Двести двадцатый год, месяц первых урожаев….

Указательный и средний палец опечалено ныли, словно прошёл не один час, но едва ли минуло несколько минут. Нервы вибрировали будто тетива из гривы единорога, глаза жадно поедали темноту, руки готовились вооружиться кинжалом, ибо вряд ли этот бугай сможет справиться со всеми силами тьмы в одиночку; да и к девчонке я не питаю особой веры….

Тремя днями ранее….

Толпа ликовала, предвкушая живописное зрелище, коренастый палач, улыбаясь сквозь кожаную маску красного цвета, нежно обнимал рычаг, который открывал путь грешникам – стезю в ад, выстланную злодеяниями против законов равнинного Королевства.

Я, подозреваю, в конечный раз глянул на мир, захлёбываясь мыслями о своей нерасторопности, о слишком медленном выстреле в стражника, о малом количестве золота, что покоилось в сундуках сборщиков налогов. Мастер, лучший взломщик Роллинала, виртуоз своего ремесла  – попался в свете дня. А между тем, я был единственным инкогнито в академии, посещающим уроки бардовского искусства тайно, не ставя в известность хранителей….

Шум ротозеев стихнул, безмятежную тишину нарушали лишь шаги человека в длинной чёрной рясе и скрежет вороньих голосов, облюбовавших гигантский дуб около ворот замка. Я замер, видя, как прислужник исполнительной власти разворачивает пергамент, принимает нелепую позу, а затем, показательно кашляя точно пред зрительным залом на арене, приступает к прочтению:

- Донован, сын Арлиона. За преступления против короны нашего уважаемого короля Норволнда, властителя города Роллинал, а также всех окрестных земель центрального Королевства…. – прислужник монарха, одурманенный вожделением выслужиться, величаво хмурил брови.

- Видите ли, но у меня в запасе токмо эти последние мгновения, поэтому не трудитесь обезображивать их россказнями о вашем «уважаемом» Норволнде, только если это не доставляет вам удовольствие – я приветливо улыбнулся, вызывая волнение толпы.

- Вы не смеете перечить слову его Величества, короля Норволнда, Властителя города Роллинал, а также всех окрестных…. – мой единственный собеседник побагровел, выпаливая речь, которую никак не мог окончить.

- Смею, да ещё как! Взглянули бы вы на лица казначеев…. – с губ сорвался откровенный смех, неволя сборище перекреститься.

 - По приговору совета старейшин, подписанному лично его Величеством, королём Норволндом, властителем города…. – фанатик веры в своего короля, принялся топать ногами, видимо, ощущая бессилие укротить острого на язык оппонента.

- Исполнитель, избавьте же меня от этого бессмысленного диалога, действуйте! – я рявкнул на бугая в красной маске.

Из гурьбы понёсся свист, брань, причитания, бравады, довольные выкрики во славу Норволнда….

Любители кулачных поединков ожесточённо набросились на стражников, дабы покарать преступника силой собственных рук….

Коллекторы под городом Роллинал….

Мия обессиленно прижалась к стене, впадая в транс, Эверли возбуждённо дышал, чуя кровопролитие, а я наобум выпустил стрелу в яркий огонёк глаза, сверкающий пламенем факела….

Рассекая воздух, тревожа собранные в хвост волосы крепыша, снаряд нашёл свою цель и побудил рухнуть её замертво, будя ярость противников. Мия, наконец, почти полностью уснула, заливая стыки меж камнями приятным светло-синим светом, источающим магию неизвестной природы, но явно благодействующую, ибо я ощутил прилив силы. Клеймора Эверли врезалась в вал тел, напирающих изнутри подземелья….

В бестиарии не описаны точные появления покойников, восставших вновь из небытия, но красочные иллюстрации художников присутствуют в избытке, словно они видели нежить воочию. Половины разновидностей «живых мертвецов» я даже не встречал, но почившие лета тому назад и скелеты – пытались лишить меня жизни во время разграбления крипт за городом….

Зомби, вурдалаки, вампиры, мощи неизвестных героев, утопленники, а также всевозможные духи – наверняка существуют в неких уголках на равнинах, но откуда усопшие в городских сооружениях?!

Я отправлял стрелы в тела умерщвлённых ранее существ, дабы сызнова записать их в некролог; опустошая колчан, прикрывая Эверли, пока последняя не осталась в черепе молодого паренька, который повстречался мне перед виселицей….

Площадь города Роллинал, тремя днями ранее….

Улыбка не сходила с моего лица. Палач глядел на читающего приговор королевского подхалима, и ждал распоряжений.

Тщетные попытки кулачных бойцов были, почитай, пресечены на корню и почти полностью окончены – немудрено, что крестьяне остались с носом, ещё бы, атаковать голыми руками закованных в латы солдат имеющих боевой опыт – прямо как на прошлогоднем восстании, право слово….

На миг мне показалось, будто из оравы к виселице стремится миниатюрная девушка в зелёной епанче, размахивая руками, в одной из которых, трепетал свёрток бумаги. Лишь приглядевшись, я увидел шитый бархатом герб Роллинала, который носят служители совета старейшин….

Дева умело юркнула между стражников, двумя шагами влезла на виселицу и громко обратилась к человеку в рясе, силясь перекричать воинственную толпу и звуки пылающего сражения:

- Вот, совет отменил решение! Этот мужчина принят на службу и должен быть помилован. Королевская печать также имеется – её глаза зачались огнём победы.

- Но он же вор! Зачем его Величеству этот сброд?! Вы кто такая, позвольте узнать?! – змеиный голос слуги короля дрогнул.

- Первая гильдия, служитель совета старейшин, хотя, полагаю, вы и так видите кто перед вами. Не смейте нас задерживать! – девчонка свернула грамоту и обнажила меч.

- Простите великодушно, я ни в коем разе не хотел совать нос в государственные дела! Делайте что должно, не смею чинить препятствий! – испуганный тон фанатика подкрепился чудными жестами.

Дева освободила меня от пут, демонстративно сверкая перстнем символизирующим принадлежность к магическому ордену и положение в совете, а затем вытаращила и без того большие глаза и широко улыбнулась….

Без сомнений, моё удивлённое лицо само задало вопрос освободительнице:

- Извиняюсь…. Совет старейшин, личный агент, отмена казни…. Служба короне, не приведи Создатель? – я тёр запястья, которые невыносимо чесались.

- Совету, не короне. Мы вас выбрали неспроста…. Идёмте, я всё расскажу в пути – темноволосая незнакомка грубо ухватила меня под руку и буквально потянула вдоль замковой стены, силясь вывести из города.

- Золото, в обмен на мои услуги, ибо мёртвый я бы не мог вам помочь – не сбивая дыхание, тело несло прочь из Роллинала.

- Даю слово. Я вам обо всём расскажу, седлайте же коня! – собеседница кивнула стражнику, закрывшему за нами ворота, и уселась на лошадь, помыкая ту сорваться с места.

Растерзав на себе лохмотья рубашки, кою вручают заключённым, я вскочил в седло и, не упуская столь обольстительной возможности оплачиваемых приключений, понёсся во весь опор, оставляя облако пыли за спиной, поглощающее ненавистный город вместе с деспотичным правителем….

 

Симеон, житель подвала Гивент-Роу....

 

Симеон, житель подвала Гивент-Роу.... 

Тысяча шестьсот шестьдесят пятый год, неподалёку от Гивент-Роу, где-то в южных степях….

Я продрог в душе раздирательных объятиях холодного ветра, сжимая кулаки и охватывая себя за плечи, но ноги сами собой влекли тело на виднеющиеся тени пустующих ферм….

Во время начала эпидемии, народ хлынул к пастбищам, сетуя на крестьян и ни в чём не повинную скотину, до последних мгновений обеспечивающую город провизией и не проявлявшую признаков заражения. Разгневанные обыватели жгли мельницы в назидание другим, поля, где пасся скот, а потом и вовсе рамки дозволенного исчезли – затеялся самосуд, линчевание, убийства, объявились мародёры….

Я медленно плёлся мимо обожжённых пламенем скелетов ранее жилых построек, клетей, загонов, разрушенных мельниц, до сих пор хранящих запах гари и копоти, которая облепила мелкие кустарники и деревья, намертво въедаясь в их обезображенные огнём и ненавистью остовы.

Меня, наконец, нагнал клирик Габриэль, с тяжёлой отдышкой кладя руку на плечо:

- Симеон, не так быстро. Тут нельзя вести себя не осмотрительно! Где ваш клинок? – священник осмотрел мой пояс.

- Я не воин. К тому же, кого тут опасаться, фермы разграблены давным-давно – я остановился и прислушался к шуму дождя.

- Как же?! Бродячие псы, бежавшие заключённые, или, не приведи Создатель, дикие животные – Габриэль принялся греть свои ладони дыханием.

- Вы сами предложили идти именно сюда, отчего же? – мой не доверительный взгляд встретил сопротивление.

- Тут дышать легче, хоть и присутствие сопряжено с некоторой опасностью – фляга крепкого напитка появилась в руках клирика.

- Я чувствую запах дождя, в кой то веки. Заночуем вон там? – я поднял обломок прясел и шагнул во тьму полуразрушенной фермы.

Зубы натужно скалывали друг друга, дрожь катилась по телу, дыхание сбивалось от озноба – я споткнулся обо что-то под ногами....

Неприятное месиво вдалось в руки, принуждая утопать в своём мягком ледяном озере, берёгшем омерзительное содержимое человеческих останков. Я дёрнулся прочь, пытаясь отстраниться от разверзшейся пропасти, но скользкие щупальца буквально тянули к себе, погружая на самое дно….

- Боже правый! Вы когда спали в последний раз? – шиворот оттянула сильная хватка Габриэля.

- Прошлой ночью, кажется, задремал в таверне, но её сожгли поутру, едва ноги унёс – подымаясь, я вытянул ладони вперёд, позволяя ливню омыть кровавые длани.

- Идёмте скорее внутрь, кухня уцелела, разведём пламень – спутник чиркнул огнивом, запалив факел.

Я протёр ладони повязкой с лица и вышвырнул ободранный лоскут, открывая дверь, из-за коей уже выпрыгивали отражения языков пламени камина, которое ненавистно пожирало остатки плетёных стульев….

Прошедшей ночью….

Сызнова скрипнула створка таверны, и снаружи ввалились трое бродяг, скрывающих лица за тёмными накидками капюшонов, отороченных узором золотого цвета. Я хлебнул последний глоток ржаной водки и натянул высохшую епанчу, дабы вновь выйти на улицу и утянуть к ямам почти наполненную повозку.

Хозяин заведения прокашлялся, оглядывая путников, скованно улыбнулся, словно зная незнакомцев:

- Вечер добрый! Предложить вам согреться с дороги, или желаете снять комнату? – столик принял три деревянных лохани.

- Не за тем пришли.  Я ищу вот эту особу, ты мне обязан помочь – силуэт протянул собственнику некую бумагу с изображением женщины.

- Мы тут не особо любим вашего брата. Сначала инквизитор, потом ваш орден. Скончался правитель, вы не имеете права устраивать закон самолично, это невесть что! Чума свирепствует, люди мрут будто насекомые, а ваша лавочка честных торговцев обирает и устраивает охоту на «ведьм», вы не инквизиция, оставьте это дело! – владетель отвернулся и ушёл к пивным бочкам, набирая себе кружку пенной выпивки.

В углу двинулся один из посетителей, тела бродяг ощетинились сталью, в верхних комнатах начался переполох, и топот ног устремился в авангард ещё не начавшегося боя.

Я, было, кинулся прочь из таверны, но меч таинственного человека покусился на мою жизнь, тут же встретившись с кругом стола….

Сражение вскипело подобно каше в котле. Блудницы скрылись из виду первыми, пьянчуги подыгрывали неведомой силе, толкающей их на лезвия служителей безвестного мне культа или ордена, хозяин заведения вооружился секирой, незримый лучник умертвил нападавшего, оставляя дуэт бродяг….

Вскоре брань превратилась в побоище, и мне пришлось схватить клинок с тем, чтобы вырубить путь на свободу.

Пока толпа резала себе подобных, в таверну ворвались остатки городского гарнизона – патруль, плутающий по улицам и жгущий груды сваленных всюду тел.

Я устремился вверх по лестнице, спасаясь от пламени выпавшего у кого-то факела, которое облизывало солому на полу и расползалось по гобеленам….

Меч застрял в теле кулачного бойца скачущего мне навстречу, и остался в рёбрах несчастного падающего в огненную геенну. Ноги одним духом пронесли меня по узкому коридору и помогли добраться до окна.

Дым объял все стены, мешая дышать и видеть финальные действия трагедии, но судя по звукам, резня не утихла даже когда я покинул улицу, волоча за собою повозку….

Ферма у Гивент-Роу….

Пурпуровый огнь в кухонной печи пожирал сосновый стол и несколько лавок, заволакивая пристанище тёплым воздухом, просушивающим насквозь вымоченную одежду. Недалече покоилась палица из прясел, останки утвари, прогнившая солома….

Я лежал на выдубленной собачьей шкуре, накрытый мягким покрывалом, изодранным посередине, со следами высохшей крови….

Клирик листал церковную книгу и читал молитву, тихонько бубня себе под нос. Ветер с ненастьем робко пытались проникнуть внутрь, но подпёртая бочкой дверь пресекала эти попытки, на соседней ферме завывали несколько волков, мыши потрошили тряпицу, ранее бывшую мешком с мукой, редкие раскаты грома прокатывались по округе – опустошённые чумой земли погрузились в тревожный сон, ожидая пришествие новых ужасов….


Глава вторая

Глава вторая

Я с трудом открыл залипшие глаза и тут же зажмурился, пытаясь спрятаться от пронзающего копья солнечного света, нашедшего себе путь сквозь прожжённую дыру в занавеске, оставленную моим ещё тлеющим окурком, который валялся на полу и доедал пыль с паутиной около погибшего в огне насекомого….

Ватная дрянь вместо ног поползновениями добралась до разодранных кроссовок, измученное тело приняло горизонтальное положение, а взгляд потерялся в зеркале, отражая фигуру молодого парня, заигравшегося с тайными знаниями….

Сны? Нет, это больше похоже на странствие в каком-то параллельном мире, где мне удавалось прочувствовать всё так ярко, будто я жил ещё одной жизнью, но будучи совершенно другим человеком….

Все мои домыслы, предположения, теории – звучали как бред, хороводом кружась в голове, и ища вопросам ответы, соскальзывая с языка в сторону отражающегося собеседника.

Ладони горели мозолями, словно не так давно мне довелось что-то тащить в руках, но никаких видимых следов я не обнаружил. Спину ломило, пальцы тряслись, запястья жгло незримыми путами – тело вынуло из снов воспоминания о том парне, Доноване, единовременно переплетаясь с линиями судьбы Симеона, который остался за завесой в момент отхода к воротам грёз….

Донован, завербованный Советом преступник….

Двести двадцатый год, месяц первых урожаев….

Я бросил наземь ныне бесполезный лук и экипировался кинжалом, натягивая перчатку на правую руку, дабы избежать тяжести последствий после длительного боя.

Эверли порубил добрых полсотни тварей, восставших извне, но по-прежнему выглядел бодрым и полным сил:

- Вперёд, двигайся же! Мия в безопасности, пока мы её прикрываем! Там площадка впереди, держись рядом и не суйся под меч! – медведь поднял над собой клеймору и разделал тело, тянущее к нему конечности.

Я грациозными шагами обогнул компаньона, миновал замахи оживших покойников и выбежал на открытую тоннельную развилку, оказавшись в окружении смердящей мерзости:

- И почему мне кажется, что тут меня хотят убить? – пальцы сжали рукоять клинка.

Зомби, облачённые в рясы каторжников, приближались, мычанием созывая собратьев из недр канализации. Недалеко позади, гремело сражение, слышалась брань бугая и стоны девушки, перемешивающиеся с хлюпаньем наших противников – эпитафия буквально гравировалась на каменном надгробии, осколке стен, которому будто суждено было стать памятником славных и дерзких преступлений, принадлежащих искусному взломщику Роллинала – Доновану, сыну Арлиона….

Тремя днями ранее….

Девушка свернула на лесистую тропу и скрылась в переплетении обильных изумрудных гроздьев – листвы и веток, даже не оглядываясь, следую ли я за нею по пятам.

Я осадил коня, заставляя его покорно переключится на шаг, преследуя незнакомку, пообещавшую золото, в обмен, насколько мне стало ясно – услуг в качестве… зачем им лиходей столь искусный надобен?!

Скромность не позволяла мне хвастать о своих достижениях, а власти напротив, приуменьшали заслуги, твердя, что Донован – обыкновенный вор, и взломать счётную палату, самую главную святыню Роллинала – ему не по силам….

Прибивая копытами пыль, конь прорезал мускулистым телом кущи и оказался на маленькой поляне, занятой каким-то огромным человеком, моей освободительницей, лагерным хламом и парой скакунов, которые уже жевали траву, ожидая веления хозяев.

Дева ткнула в плечо бугая, принуждая того взвалить на плечи неслыханных размеров меч, а затем приблизилась ко мне, под уздцы беря жеребца:

- С дороги подкрепись, а я расскажу об обязанностях, ибо ты член отряда теперь. Только не смей делать резких движений, иначе Эверли с тебя голову снимет – незнакомка позволила мне слезть, привязывая скотину к дереву.

Неподалёку дымился костерок, кипела нехитрая похлёбка, рядом возлежало точило и несколько кинжалов; валялись два лука и накидка с символикой Совета, а под ней, сверкая полированной сталью, покоилось лезвие, покрытое руническими надписями, будто зазывая к себе, подобно гадалке в тёмном углу городской таверны….

Коллекторы под городом Роллинал….

Они тянули свои морщинистые руки затянутые кожей цвета ночного небосвода, скалили пасти начисто лишённые человеческого – зомби желали наполнить ряды нежити свежим мясом, которое застыло на периферии зла, очутилось в сетях ристалища, будто пара гладиаторов, скользящая в крови сражённых противников….

Эверли срезал головы окруживших меня покойников, лезвием едва не снимая так ценимый Советом череп.

Я вынул кинжал из чёрной субстанции омертвевшего тела и, скоротечно устраивая передышку, схватил проржавленный кусок забрала убиенной нечисти, дабы защитить себя и не подвергнуться увечьям, вновь….

Алый флёр заволок левую руку, боль не ощущалась, но я тут же понял в чём дело – магия.

Мир наш полон прикрас да чудес необъяснимых; взять хотя бы волшебство. Годом ранее, я пробрался в дом чернокнижника, даже не подозревая, что он балует с подозрительными фолиантами, написанными на древнем языке, который я видел тогда впервые.

В спальных покоях мага, мне посчастливилось наблюдать сцену бойни кровавой – заигрался чародей, силы потусторонние призывая….

Мои проворные движения да ладони в боях кулачных закалённые, даровали шанс истребить целых трёх мертвецов, харчующихся на останках погибшего. С тела покойного, я сорвал амулет, в коем бился рубин сердца форму принявший.

Засим, по вечерним сумеркам плетясь на сеновал, будучи избитым громилой из таверны, поймавшим меня на краже, я осязал чудодейственные путы магических змей, которые лианами опоясали тело и полностью исцелили его – чудо, сказать надобно….

Кряхтение и скрип костей будто бы смолкали. Мия покинула объятия транса и понуро приблизилась к нам, опускаясь на колени над грудой покойных….

Где-то в окраинах Роллинала, тремя днями ранее….

Девушка терпеливо дождалась скончания припасов в моём котелке, а затем принялась к речи, приневоливая уши вкушать те ноты, коими она глаголет:

- Помилование тебе даровано неспроста. Я сведения имею, что ты проникал в академию, но учеником не назначен, верно говорю? – темноволосая вытаращила глаза.

- Верно. Я грамоту изучил, язык соседней провинции, а так же…. Постойте-ка, привратник незряч, что крот, это он вас вызвал? – глотая кусок проваренного до неприличия мяса, я бубнил нечленораздельно.

- Слух его прекрасный нас уведомил. Старец сказал, что будто бы ветер гуляет в одно и то же время, а это, надо сказать, ценное замечание, ибо многие пытались туда проникнуть, но несчастные болтаются на виселице. Он их всех слышал, но не тебя! Ах да, я, кстати, Мия – ладонь зеленоглазки потянулась ко мне.

- Вы сказали, будет золото. Меня волнует только это – я потёр поясницу, которую беспокоила рукоять похищенного кинжала.

- Быть посему. Под Роллиналом, имеется канализация, а у самого входа, иной раз, путники замечают свечение. Совет старейшин полагает, что это как-то связанно с исчезновением заключённых. Цель наша в том, чтобы проверить и очистить от скверны это место. Это может быть оккультизм, не приведи высший свет. Нам нужен человек, так сказать, твоей специальности…. – Мия опустила взгляд.

- Агентам приплачивают мало…. Я вас, кажется, понял. Там что-то есть, не так ли? Сокровище? – запах золота ударил в нос.

- Вы и вправду подтверждаете все слухи о вас. Город построен на стародавних могильниках, в коих хоронили всяческую знать, вычеркнутую из летописей. Ни имён, ни титулов, но всё по обычаям. Во время сражений кладбище было уничтожено, затем там обосновалась деревня, а после и сам город. Захоронения остались, и мы должны…. – улыбка скользнула по лику девы.

Я без слов пожал руку освободительницы, потянулся, подмигнул бугаю, который злобно глядел на меня – подарок судьбы принят, сокровища ждут, вперёд, на поиски приключений!

Свежий ветер принёс аромат цветочного поля, которое мы миновали немногим ранее, птицы в захлёб одаривали степи песнями, прекрасный летний вечер обещал войти в историю….



    • Рейтинг 4.06/5
    • 1
    • 2
    • 3
    • 4
    • 5

    Рейтинг: 4.1/5 (всего 52 голосов)


  • +13
  • avatar
  • 6

14 комментариев

avatar
что там в третьем столетии с канализацией было… кто нибудь знает? не рановато ли такие коллекторы появились? а начало вообще интересное.
avatar
Громко сказано — «коллекторы». Я проверял информацию, разумеется. Рим, Китай, Вавилон — там имелись такие системы, ещё до нашей эры.
avatar
Фентази же, может это не обычный мир, рано еще детали обсуждать…
avatar
Может мир и необычный, но год то указан обычный! Нет же сноски что время исчисляется от какого-нибудь события, как например в средиземье Властелина колец.
avatar
Фентази, супер
avatar
В избранное буду следить!
avatar
Читать интересно, но пока понял мало что. Вот например, это альтернативный мир в рассказе или с реальным все связано? Если реальный мир то, что за магический орден?
avatar
Тот кто пишет такие произведения, уверен, учел все эти моменты с мирами и орденами.
avatar
Скажем так — это меж обоими мирами. То есть, я взял части реального мира и объединил их с фэнтезийным.
avatar
Хотелось бы дальше почитать, продолжение то будет? или может это пилотный выпуск? :))
avatar
Осталась ещё одна часть первой главы, а далее, я возвращаюсь к «П.Г.Э. Тринити Таун»
avatar
приятно читать ваши произведения. Один минус только привыкнешь к героям и повествованию, Вы переключаетесь на другой рассказ.Где логика?
avatar
Логика в том, что я устаю от этих персонажей, поэтому переключаюсь на другое произведение чтобы не меркли события в рассказе. Сейчас я продолжаю ранее начатое, а также продолжу выкладывать «Метемпсихоз»…
avatar
Интересное начало, что же будем ждать продолжения.